Время одиночества

СЛОВО О КОЛГОТКАХ

 

С.И.Т.

 

Женские колготки –
золотистый цвет,
их рисунок тонкий –
таинства секрет.

Легкая воздушность –
бесконечный путь,
тихое удушье
проникает в грудь.

Сладкая картина –
торжествует рок,
не пройти мне мимо
этих адских ног.

Дай, сниму колготки –
долго я молчал,
сам склонюсь под плеткой
вечно чудных чар.

8.03.1987 г., Витебск

ЧЕРНЫЙ ДОЖДЬ

 

На годовщину
Чернобыльской трагедии

 

«Что посеешь – то пожнешь»,
афоризм – не новый,
гнет к земле нас черный дождь
c именем «Чернобыль».

Злой, как смерть, судьбы привет,
будто бы оглоблей
перебил нам всем хребет
атомный «Чернобыль».

Ускоряя жизни бег
прямо в мир загробный,
породнил нас всех навек
крестный наш, «Чернобыль».

Веры нашей видно дно,
мы – на месте лобном,
как родимое пятно,
лег на нас «Чернобыль».

Не спасает божий перст –
не забыть о боли,
и несем, как горький крест,
проклятый «Чернобыль».

«Что посеешь – то пожнешь»,
сколько жить нам c вами? –
травит душу черный дождь,
горе раздувает ...

16-18 апреля 1996 г.,
13 апреля 2006 г.

РОДИТЕЛЬСКИЕ СОТКИ

 

Шесть соток, заросших травою ...
Сижу на скамье в позе Будды ...
Смотрю и тихонечко вою, –
что скоро меня позабудут.

Соседей ни слева, ни справа
хотел бы, и все же не вспомню ...
Чужая не трогает рана –
подумаешь, кто-то там помер ...

А здесь я отца вспоминаю,
и мать сверхотчетливо вижу ...
Судьба, что осилена нами,
как сказка, становится ближе.

Не злой я ... Чтоб ни говорили ...
И я никого не обижу,
но в этом расхристанном мире
свое мне роднее и ближе ...

Соседские сотки c травою ...
Хозяин сидит в позе Будды ...
Наверно, и он тихо воет, –
что скоро его позабудут.

30.05.1999 г.

ОТКРОВЕНИЕ

 

Одинокая сосиска
плавает в тарелке,
можно пасть и очень низко
маленькому клерку.

И уже не приподняться
над стаканом водки,
и напрасно тычет пальцем
знаменитый Боткин ...

Не узнать дороги в пропасть,
жизнь – больная штука,
был – ушел, все очень просто –
нечего шушукать.

5.06.1997 г.

ИРПЕНСКАЯ ОСЕНЬ

 

Леониду Тихонову

 

Бронзовые торсы загорелых сосен
Обступили корпус ... Времечко раздумий ...
В Ирпене сейчас я ...
В госпитале ...
Осень ...
И одни сплошные, Бог мой, процедуры.

 

Плоть моя ослабла и пощады просит.
И душа устала, все покоя ищет.
В Ирпене сейчас я ...
В госпитале ...
Осень ...
И для размышлений долгих – море пищи.

 

Жизнь не отвечает на свои вопросы.
Боль и вера - сестры, что живут со мною.
В Ирпене сейчас я ...
В госпитале ...
Осень ...

 

И большая жажда встретиться с весною.

 

3.10.1997г., г. Ирпень