Про поета

Всегда оставаться самим собой

 

 

Предисловие к книге Алексея Теленкова

«ПОСВЯЩЕНИЕ»

 

Говорят, что авторская песня умерла, – но почему-то рождаются все новые и новые барды.

Говорят, что поэзия уже отжила свой век, но что-то по-прежнему движет все новые поколения «безумцев» все так же самозабвенно «отлавливать» и запечатлевать, «оттачивать» и увековечивать Эту жизнь (пусть даже, порой, «треклятую», ненавистную) в пьянящем потоке словоритма. Как бы мы ни относились к этому священнодейственному «отлову» (к счастью, шкала определений между Подвигом и Чудачеством, Трудом и Забавой безмерно растяжима), в любом случае, спасая жизнь от Леты, «безумие» рождает Летопись – времени, страны, отдельной жизни, наконец, собственной души, – Летопись, без которой нас ожидает темень беспамятства, а за ней бездна расчеловечивания…

Летописец души – и киевский поэт-бард Алексей Теленков. Но ведь какой разной бывет душа! Поэтическая душа А. Теленкова – мыслящая, как бы «овеществленная», она неотъемлема от искони славянской потребности в самоанализе и конкретной осязаемости жизненных впечатлений. Вы не отыщите в ней столь модных в ХХ столетии иррационализма и «внепредметья». Он, если хотите, – реалист. Но если б кто-нибудь знал, как сокрушительно трудно на исходе нашего века быть реалистом. А к тому же еще и оптимистом, жизне- и человеколюбом, каким начертано было стать и А. Теленкову – и в поэзии, и в жизни! Ведь именно конкретный человек, конкретная судьба и душа – вечный предмет и ориентир его мысли, внимания, внутреннего диалога. Живые и отошедшие, «именитые» и «обыкновенные», реальные и вымышленные – вот он, круг людей, которым адресована поэзия А. Теленкова, не случайно объединенная самим автором под слово-символом «Посвящение». А. Тарковский и В. Высоцкий, Э. Делакруа и Далида, К. Голейзовский и О. Даль, киевские барды Л. Духовный и О. Рубанский, многочисленные знакомые и близкие поэта (и даже своеобразное анонимное посвящение «от имени» Петрарки) – далеко не полный перечень героев, а одновременно и импульсов к раздумью и переживанию, своеобразный «индекс множественности» источников поэтического вдохновения.

Выводя «формулу цели» авторской песни (к слову сказать, уникального явления мировой культуры, способного родиться и существовать только в Этой стране) – «как подтолкнуть весь мир людской на доброе лишь дело», - А.Теленков тем самым сформулировал и цель собственного творчества. Ибо только на фоне доброты, просветленности мироощущения особенно остры и болезнены ощущения от то и дело вскрывающихся язв и ран, которыми, увы, столь изобилован реальный мир.

Отсюда – и чувство «вселенского стыда» за несбывшиеся надежды всех отечественных «оттепелей» («Стыдно перед миром превращаться в голь»), и саркастические всплески по поводу иных горе-политиков» («Президент – не Христос из пустыни, он по счету у нас – нулевой»), увенчанные и вовсе эсхатологическим спазмом отчаяния пред «ликом» уготованного подобной политикой будущего:

К узлу оставшихся веков
ведут нездешние мосты,
и Солнце тлеющим венком
дрожит на стержне пустоты.

Невзирая на всю свою самодостаточность, человек в поэзии А. Теленкова неотрывен ни от времени, ни от места своего пребывания. Отдав лучшие годы жизни армии, поэт познал сполна и отчаяние, и очарованность, навеваемые географической «всеядностью» своей страны. Однако, всюду, куда бы ни забрасывала его армейская судьба – Казань и Киев, Витебск и Дальневосточная Возжаевка («это место раньше было царской местью»), - он и его поэтические герои всегда оставались самими собой:

Господа офицеры, ответьте мне разом,
что непросто дались нам терзаний года,
что, осилив тоску и армейский маразм,
мы остались людьми, кем и были всегда.

Алексей Теленков – поэт с еще не исчерпанным творческим резервом, летопись его души продолжается, даря нынешним и грядущим поколениям новые стихи и песни.

 

Александр Резник,
кандидат искусствоведения